Светлана Говердовская: ГТРК девяностых, ТВЦ, Виноградов или Власов, кафедра журналистики

И многие другие вопросы в интервью с известным владимирским журналистом и преподавателем

Светлана Говердовская-Привезенцева — доцент кафедры журналистики рекламы и связей с общественностью ВлГУ, кандидат филологических наук. Она всегда встречала только что поступивших абитуриентов словами: «Вы выбрали самую лучшую профессию». Именно с ее выступления 1 сентября у первокурсников начиналась дорога в журналистику, пока она возглавляла кафедру. Она, совместно со своим мужем Андреем Привезенцевым, создала в университете телестудию, на которой студенты самостоятельно делали новостную программу «Стрела времени» (выходила на телеканале «Вариант»). Выпускники кафедры журналистики ВлГУ работают не только в 33-регионе, но и далеко за его пределами. Некоторых можно увидеть на экранах федеральных телеканалов. 

Светлана Говердовская родилась в городе Усть-Каменогорск Казахской ССР. Там закончила филфак, 8 лет отработала на областном телевидении, а затем по приглашению приехала на только что созданную ГТРК «Владимир» в 1989 году. С 2008 по 2016 возглавляла кафедру журналистики, рекламы и связей с общественностью Владимирского государственного университета. Сейчас работает доцентом на той же кафедре.  

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Слияние рек Иртыш и Ульба в Усть-Каменогорске. Из архива Светланы Говердовской. 

О МАЛОЙ РОДИНЕ, УНИВЕРСИТЕТЕ И НАЧАЛЕ ЖУРНАЛИСТИКИ

— Как так получилось, что ваша семья оказалась в Казахстане? 

— Это долгая история, я её точно не знаю. Бабушка у меня родилась на границе между Россией и Китаем в 1918 году — ведь через Китай уходили белые эмигранты! Может, мои не ушли именно потому, что прабабушка была беременной, а там зима 40градусный мороз, снега столько, что ни проехать, ни пройти. Так и остались...

И вот когда я спрашивала, откуда кто, бабушка мне говорила, что у них в семье при детях никогда ничего не рассказывали. То есть, они сами толком ничего не знали. 

Вы учились в педагогическом в Усть-Каменогорске. Вы должны были преподавать русский язык и литературу, но стали журналистом. Как так вышло?

— Я всегда журналистом хотела быть, с пятилетнего возраста. Читала газеты. Родители приходили с работы, а я лежала на полу на ковре с раскрытыми газетами «Известия», «Правда» - и я их читала. Меня интересовали газеты, не знаю, почему. 

С первого класса выпускала стенгазету. Как-то мою газету в школе сняли за «крутизну» и расхождения с «политикой партии». Я, конечно, топала ногами (от возмущения), но как-то быстро смирилась, успокоилась и продолжала свое дело.

В институте [на филфаке] начала уже делать большие газеты с фотографиями, сама снимала, писала на разные темы. 

Потом, через какое-то время, меня вызвал профессор филфака Владимир Филиппович Минаев, который читал мою стенгазету, и говорит: «Так, значит, Светлана. У меня жена - главный редактор областного телевидения. Ей требуется журналист. Иди к ней». Это был конец третьего курса. Пришла, познакомилась, отправила на съёмку, сделала сюжет, свой первый сюжет. Меня взяли внештатным корреспондентом. 

— Но как же вам удалось миновать советскую систему распределения?

— К выпуску ближе [выпуску из института] на меня от областного комитета по РВ и ТВ подали заявку. Но на комиссии по распределению не захотели даже слушать, сказав: «Из тебя получится прекрасный педагог, журналистика подождет». Я говорю: «Как это так? Я хочу работать журналистом!». «Нет, ты пойдешь работать вот в такую-то школу, там отработаешь, а потом»… Это был 1983 год. 

В общем, я там устроила маленький скандал, сказав: «Все равно буду работать там, где я хочу». Так не разговаривали с комиссией в советское время. 

Когда по окончании института пришла устраиваться на работу в комитет по ТВ и РВ Восточно-Казахстанской области, то меня взяли не в молодежную редакцию, как думала, а в информационную службу. Я спрашиваю председателя комитета, Павла Ивановича Бортника, замечательного журналиста и руководителя: «Ой, а почему?» и он мне: «Девочка, ты жизни не знаешь. Вот отработаешь год в новостях, тогда вернём тебя в молодёжку»… Он оказался совершенно прав! Каждый день ездила на съёмки сюжетов и при этом говорила: «Господи, как интересно, мне за это еще и платят!»

Со мной стали работать сразу лучшие операторы, потому что мои материалы почти на каждой неделе обязательно отмечали. А что такое «отмечать материал»? Это значит, гонорар повышенный получаю я, получает оператор, звукорежиссер, все получают. Со мной было выгодно работать. 

ПЕРЕЕЗД ВО ВЛАДИМИР, РАБОТА НА ГТРК, ГУБЕРНАТОРЫ

Как же вы на ГТРК «Владимир» попали? 

В Усть-Каменогорске, на телевидении главным инженером работал Юрий Николаевич Селиванов, царство ему небесное. Он был приглашен во Владимир. Он знал меня, он знал Романова [бывшего мужа Говердовской]. Я к тому времени уже 8 лет проработала на телевидении, опыт у меня был колоссальный. И он пригласил нас. Тогда собирали со всей страны [журналистов], в общем-то. Из многих городов приезжали. 

И как вам показалось, каким город Владимир был тогда по сравнению с Усть-Каменогорском? 

Вы знаете, здесь все было победнее. Потому что там промышленный край. Там «оборонка», там товары, там все одеты, там все круто. У меня родители работали на оборонном заводе, у нас все было, у нас была хорошая жизнь, отличная. Поразили меня и крохотные масштабы области. Восточный Казахстан - это четверть Европы, точно! А здесь доезжаешь до города Меленки за два часа - и область заканчивается. 

Чем тогда ГТРК отличалась от сегодняшней?

— Тогда было много тематического вещания: программы делали, фильмы, чего только не делали. Сейчас нет тематики. К великому сожалению. Даже «воткнуть» хоть что-то — на это нет времени. Потому что сейчас всем рулит Москва. Тогда не рулила так. У местного вещания было больше возможностей. Давали эфирное время, оплачивали больший штат сотрудников.

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Суздаль, 1996 год.

— Политической свободы было больше?

— В девяностых годах для журналистики была сплошная свобода. Кто что хотел, то и говорил, с тем и выступал. Вообще никаких цензоров не было!  

— Критиковали тогда власть на ГТРК? 

Еще как! В 90-х годах состояние города Владимир было ужасным. Я тогда вела программу на ГТРК «Владимир — моя любовь и боль». Там у меня были реставраторы, архитекторы, Столетов, Шамов был (мэр города в то время)... Мы говорили про город, что его надо реставрировать, ухаживать, а Шамов как-то не очень этим занимался, и я на него «наезжала». Жутчайший был город: ямы, лужи, руины в центре города.

Однажды на одном мероприятии выступал хор пенсионеров, пели городской гимн «Город Владимир, Золотые купола, как я тебя люблю...». Андрей Привезенцев говорит: «Слушай, он там песню поет, я снимаю». И он снял, как Шамов солировал в этом хоре. «... красота, я тебя люблю и обожаю ... » И все такое прочее. 

И что мы сделали, мы наложили на эту песню виды Владимира. Когда это показывали в эфире, это была бомба. <...> Потом, когда он уже был не мэром, то постоянно ходил пешком по улицам здоровья ради. Однажды, лет 10 спустя, мы с ним встретились прямо лицом к лицу. Поздоровались. И я ему говорю: «Игорь Васильевич, простите меня, я это по молодости так...» Он говорит: «Да, нормально». В общем, мы с ним помирились. Много мы хотели тогда, но возможностей не было, всё постепенно происходило.  

Какими программами вы занимались на ГТРК? 

— Много было: политическая, общественная, культурная, экологическая тематика. Много очень я снимала по культуре… Моя авторская программа называлась «Телепространство Светланы Говердовской». Что хочу, то и говорю. Тогда же и предвыборные кампании освещались по-другому, с размахом. Груздев Александр Матвеевич, наш замечательный режиссер, придумывал много интересного.

Карпилович [начальник Управления по СМИ администрации города Владимира] рассказывал нам, что был еще творческий фестиваль «Рубежи»...

— «Рубежи», да. Это было в девяностых годах, на базе Владимира. Сюда приехали из многих стран наши эмигранты: писатели, поэты, творческие коллективы. И передовая по взглядам интеллигенция. Помню, как Карпилович брал интервью в ГТК в Суздале у Ольги Остроумовой [народная артистка РФ] и говорил: «Ой, какие у вас интересные туфли». А у нее туфли были с бантиками. Таким образом он наладил сразу контакт, и она отвечала и на другие его безумно интересные вопросы. Он разговаривал и с другими великими писателями нашими русскими, но зарубежными, эмигрантами. Карпилович отличные интервью брал. 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Дома, после записи программы на ГТРК, 1998 год. 

— В интервью «Ассоциации исследовательских компаний» вы сказали, что решили открыть свой телеканал, потому что вы столкнулись с недопониманием и запретами руководства ГТРК. Что вы имели в виду?

— Мы уже выросли, наверное, к тому времени и могли быть сами начальниками… Я люблю, когда у меня умные начальники. Мне они редко попадались. В Усть-Каменогорске были, но, наверное, потому, что я была ещё молодая и не могла так оспаривать какие-то решения. 

Сталкивались даже по пустякам. Например, распределялись съемки и меня отправляли на ярмарку. Я подхожу к редактору и говорю: «Я уже была там. Я больше не поеду». Мне говорят: «Поедешь».  Я говорю: «Не поеду. Потому что я два раза одно и тоже не делаю». На меня злились, но соглашались. 

У меня тогда [в конце работы на ГТРК] появилась программа «Слуги народа» [про депутатов], будь она неладна. Стала заниматься властью. Это самое худшее время, которое было в моей жизни. 

Почему? 

1996 год. Первые выборы губернатора. Мы были на стороне Виноградова [Николай Виноградов — второй губернатор Владимирской области с 1996 по 2013 годы, коммунист]. А ГТРК была против, она была на стороне Власова [Юрий Власов — первый губернатор Владимирской области с 1991 по 1996 годы]. И нам с трудом давалось выпускать сюжеты о Виноградове, их просто не хотели давать в эфир. Мы отстаивали, были конфликты с руководством ГТРК.

— Вы были за Виноградова, потому что он вам нравился? 

— Он в то время, в конце восьмидесятых - начале девяностых, был очень передовой. Он был самый крутой. Он мыслил по-современному. 

— А Власов (губернатор Владимирской области с 1991 по 1996 год)? 

— А Власов он был слишком молодой и не слишком серьзный. А Виноградов был серьезным. Он относился ко всему по-другому, ответственно. 

— То есть Виноградов больше хотел власти, и он знал, что с этой властью делать? 

Да, Власов не особо знал. Он, наверное, был неплохой человек, но в него же пальцем ткнул кто? Николай Егоров. Который был в то время представителем Ельцина во Владимире. Именно он выбирал из двух кандидатов, кто будет первым губернатором. Это было в 1991 году. И я вела эту программу. По-моему, это был прямой эфир. Передо мной сидел Власов, еще один кандидат. И Егоров говорит: «У меня задача вот из этих двух людей выбрать. Я должен Ельцину послать ответ». И вот они сидели такие зайчики [смеётся]. И он ткнул во Власова, и Власов стал губернатором. 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Николай Егоров выбирает будущего губернатора, 1991 год. 

Николая Владимировича Виноградова уже выбирал народ, как положено, на выборах. В 1996 году. Он был хорошим губернатором сначала. 17 лет — немало провёл в кресле губернатора. Но, наверное, у него не хватило мощи и способности к выживанию уже в совершенно других условиях политических. Отношения с Виноградовым - это для нас отдельная песня. Потому что он сыграл нехорошую роль в нашей судьбе, и мы были вынуждены продать телекомпанию [ТВЦ-«Владимир»].

ТВЦ «ВЛАДИМИР», ПРОДАЖА ТЕЛЕКОМПАНИИ

— Какая была редакционная политика ТВЦ, когда в области шла борьба между Виноградовым и единороссами? 

— Это было уже в 2005-2006-2007 годах, а мы были очень независимы (по духу). Мы всегда были очень независимы. У нас был главный учредитель Виталий Николаевич Миронов. На его деньги было куплено огромное количество оборудования, на основании чего мы могли три с половиной часа времени [в эфире] заполнять. Сразу начали жить на свои деньги, потому что мы занимались очень мощно рекламой. 

Мы были справедливы ко всем партиям, всем давали слово. И когда начались разборки по мусорной свалке в Марьинке, то мы, конечно, снимали материалы об этом. И там среди митингующих стояли люди с плакатом «Коля, ты не прав». Вот с этого всё и началось. Все гонения на нас. 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

г. Эрланген (Германия), 2001 год.

— Как вы решили продать ТВЦ «Владимир»?

— Областная администрация вошла в состав учредителей телекомпании за счет того, что они нам дали помещение на ул. Мира, 4а. Главным же учредителем был Виталий Николаевич Миронов. Было немного процентов у Привезенцева - и все, пожалуй. 

После того, как мы показали в эфире человека, стоящего с плакатом: «Коля, ты не прав» [Виноградов], начались проверки. В бизнесе никогда не бывает все очень гладко. Мы ничего не воровали. Мы всю жизнь только вкладываем в производство.

Наша главная проблема в жизни профессиональной, это то, что мы не имеем на спине глаза. Нам просто некогда было заниматься этим. А сейчас в нынешнем мире надо смотреть еще как конкуренты…, кто на тебя косо посмотрел, кому взятку дать… У нас один политический деятель из «Единой России» великий, ну, из наших [из Владимирской области] спросил: «Вы что, не даете взятки в Белом доме?» (тем, кто за СМИ отвечает). Привезенцев говорит: «С какой это радости кому-то я еще взятки должен давать?» Он [единоросс] говорит: «Как? Да все дают взятки». Привезенцев отвечает: «Нет, сам не брал и не собираюсь давать».      

Так вот... Областная администрация провела проверку, и вот что-то у нас там было не так, какая-то мелочь. Когда об этом сообщили главному учредителю Миронову, он сказал, что «это не проблема, это не серьезно». Но Белый дом стал решать вопрос по-другому. Они решили, что они сейчас снимут генерального директора Привезенцева и поставят своего. И к нам в один день приходят и говорят: «У нас теперь гендиректор вот такой-то». Андрей говорит: «Ребята, у вас вообще сколько процентов? Вы вообще о чем говорите»?

И вот мы начали думать, что делать, и мне Андрей говорит: «Света, ты знаешь, нам придется телекомпанию продавать». Они с Мироновым на эту тему общались. Я два месяца приходила домой после работы, ложилась на диван и думала, как это вообще, компанию, которую мы построили на своих нервах, на здоровье - и продать?… Но потом я это осознала, говорю Андрею: «Ладно, давай продавать». И вот, в конечном счете, продали Аникееву (затем ТВЦ «Владимир»  превратилась в  Мир-ТВ). 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Получение звания «Женщина — директор года», 2005 год

КАФЕДРА ЖУРНАЛИСТИКИ ВЛГУ

Как вы приняли решение пойти на кафедру? 

— Нас пригласили. Сроду в жизни мы не думали ни о каком университете. Сергей Мартиросович Аракелян [проректор по инновациям и стратегическому развитию ВлГУ] пришел к нам и говорит: «Давайте будете у нас зав.кафедрой журналистики». Я засмеялась в ответ. Думать-не думала о таком. У нас состоялось несколько встреч, и Аракелян нас уговорил: «Вы делаете такие мощные вещи, вы с молодежью умеете работать». Это было уже после продажи телекомпании.

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Патриотический вечер, посвященный Герою войны Александру Маринеско, 2010 год. 

Раньше на кафедре была новостная программа «Стрела времени». Что с ней случилось?

— В университете есть различные виды надбавок за различные виды работ. За «Стрелу времени» нам тоже дополнительно платили. Я же не могу бесплатно это делать. Учебная нагрузка на практическое обучение студентов - она очень маленькая, потому что всего одна пара в неделю давалась. За одну пару копейки платят, а здесь мы круглосуточно работали, у нас был жесткий график выходов в эфир. Каждую неделю мы выдавали в эфир и, конечно, это оплачивалось. Безусловно, согласовано было с ректором, со всеми службами. Университет - государственная структура. Чтобы получить даже командировочные, надо десяток подписей получить. Все подотчетно. Платили не только мне, не только Андрею, но и нашим специалистам, которые преподавали монтаж, которые еженедельно собирали 30-минутную программу - инженеру. Разные суммы, но платили. И люди работали. 

Когда я ушла c должности зав.кафедрой, то в учебном управлении сказали: «А зачем нам эта программа? А зачем каждую неделю делать?» Мы говорим: «А как мы будем учить?» В ответ: «Ну, сделайте вы по одному-два сюжета в месяц и достаточно будет». А студенты у нас в месяц делали по 40 сюжетов. И был эффект обучения. Все выходили из университета, умея писать, снимать, монтировать, вести программы, сводить, редактировать... 

— Два сюжета в месяц - это 4 человека задействовано будет: 2 оператора и 2 корреспондента, а людей-то больше в группах.

— Да, а как мы на двух сюжетах? Это что за обучение? 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Студенты кафедры ЖРСО А. Холодов и В. Бекшаева

— А на основании чего они такое сказали? 

Они решили, видимо, сэкономить, — добавляет Андрей Привезенцев, муж Светланы Говердовской.

Таким образом, вы лишились еженедельной программы? 

— Это не мы лишились, это студенты лишились. 

Что есть вместо нее? 

— Сделали проект ВКонтакте «Город студентов». Каждый день мы три материала обязаны выдавать, так решили. Как было в «Стреле времени» жестко, так и здесь. 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Дома. Работа над диссертацией, 2011 год. 

Есть мнение среди редакторов, в том числе владимирских СМИ, что поле журналистики сегодня в России в целом сужается, что у СМИ региональных, которые более или менее независимы, нет денег, а у кого деньги есть - им особо нельзя ничего делать в плане общественно-политического контента. У вас нет желания отговорить абитуриентов поступать на журналистику?

— Вы знаете, нет. Журналистика — это великая, замечательная профессия. Конечно, её убивают. Сознательно совершенно убивают. Не просто так. Потому что блоггерство, это все не серьезно. Никогда там не будет такой ответственности за страну, за людей. 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

С научным руководителем диссертации Е.Н. Брызгаловой, 2012 год. 

— В какое СМИ Владимирской области вы рекомендовали бы пойти работать студентам?

— Негласный девиз нашей кафедры: «Покоряем столицу, все в Москву». До сих пор говорю«Федеральные каналы вас ждут». А куда, собственно, здесь? Некуда. И потому я всем выпускникам говорю, что лучше сразу попасть в хорошую компанию, это даст хороший профессиональный опыт.

Мне иногда говорят: «Светлана Александровна, ваши студенты приходят и ничего не умеют». Я отвечаю: «Ребята, наши студенты всё умеют. Но вы же — главные редакторы? Работайте с ними. Приходит человек ко мне с улицы, я же вижу, что он может потенциально. Начинаю с ним работать. Даю задания определенные, мы обсуждаем на летучках, мы его развиваем. Так вы развивайте! «У нас на это времени нет». «Ну, а что вы хотите? Университет не может дать всего». Вот вы пришли, и с вами должны были работать, вас продвигать, развивать. Поэтому я всегда тщательно отношусь к выбору СМИ…

— Сегодня на кафедре преподается SMM, блогинг, таргетинг? 

— Да нет, конечно. Учебный план, пока я работала [заведующей кафедрой], меняла каждый год. Новые учебные курсы включала, но далеко не всегда находились люди, которые могли бы их преподавать. 

В мое время (работы заведующей кафедрой) была такая мода приглашать людей из других городов - мобильное обучение. И я уже намечала, кого я приглашу из Нижнего Новгорода, кто читает какой-то курс, и нам он нужен, а у нас этого нет. И это правильно. Так должно быть. Я могла пригласить из Москвы (переговоры вела с другими городами). Они за определенные деньги приезжали бы, читали. Называлось это «мобильное обучение». Говорили много об этом, но денег, как всегда, не нашлось. Вот и «кукует» каждый в своём университете. Кадровый вопрос — архи проблемный!

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

С выпускниками, 2010 год. 

НАВАЛЬНЫЙ, ОРЛОВА, СИПЯГИН

— Недавно по стране прошли митинги в поддержку оппозиционера Навального, в том числе и во Владимирской области. Некоторые учебные учреждения со студентами проводили воспитательные беседы. Вы со своей стороны давали наставления? 

Конечно, говорила и говорю. Нашей стране сегодня не нужны ни революции, ни войны. США больше 200 лет живут без войны, поэтому там хорошо. А мы только делаем, что воюем. И потом я этого Напыльного… Я никак этого Навального не могу запомнить. Я его всегда называю Напыльный. Это - не лидер.

Я понимаю, что нашей стране очень нужны реформы. Реформы всех сторон жизни. Хотя к Путину отношусь достаточно спокойно и хорошо. Уважительно. Я с ним встречалась, вопросы задавала. Он мне показался нормальным человеком. Много можно на эту тему говорить... 

Этот человек Напыльный. А кто он? А что он? Чего он хочет? Ну, посмотрела я про эти дворцы. Ну, и что? 

Телевизор — это лупа, через которую видно, что за человек. По лицу человека можно все прочитать. Я в нем ничего хорошего не нахожу. Хотя хочу найти нового лидера. Путин - человек, как все мы. Не вечен. А России надо жить дальше. Прицельно смотрю, кто бы мог стать новым лидером. Знаете, по-моему, Набоков сказал: «Надо выбирать человека во власть не того, кто хочет, а того, кто не хочет». 

— В 2018 году за кого вы голосовали? За Орлову или Сипягина? И почему? 

— Чтобы я еще когда-то за технического кандидата голосовала?! Да ни за что! Тогда убедили как-то нас, что не за Орлову, а надо вот за временного такого. Ничего временного нет. Есть такой долгоиграющий какой-то.

Мы посылали студентов в Муром, где «технический губернатор» выступал перед студентами, и я не помню, чтобы он выступал перед студентами ВлГУ, не решился, наверное. А туда поехал. И вот наши мальчики там снимали и потом я смотрела сырье. И как он вышел и сказал: «Ну, что ребята, берите с меня пример. Я хотел стать губернатором и стал им». Чуть ли не пальцы веером. В этой фразе все показано, что это за человек. Я его не воспринимаю как губернатора.  

Орлову я терпеть не могла, потому что хамства не люблю….Но тем не менее, Лыбедскую магистраль лет 16 проектировали и думали делать. До Виноградова, при Виноградове, но именно Орлова её сделала.

То есть несмотря на то, что она была хамка, результаты её деятельности вы видите? 

Конечно. Может быть, она бы еще привлекла какие-то деньги на что-то. 

de93059d-98c3-4663-8d70-95da628dcdbd.jpg

Юбилей - 50 лет.

БЛИЦ: 

— Девяностые, нулевые или десятые? 

— Не десятые. Я говорю старшекурсникам: «Если вас когда-то, после вашей работы на телевидении, пригласят преподавать - никогда не ходите». Это ничтожно. Отношение к преподавателям просто никакое… Мне жалко преподавателей. Я всегда преподавателей своей кафедры берегла как могла. Преподаватели это не статусно сейчас.

Нулевые — у нас телекомпания была. 7 лет мы работали. Вынуждены были продать. Но коллектив подобрали и то, что мы делали - было здорово! Мы классно работали. 

А девяностые — они про свободу. Шикарно было журналистам. Можно было говорить, делать, что хочешь, что важно, зарабатывать, наконец — рекламы было много. 

Власов, Виноградов, Орлова или Сипягин? 

— Да, трудные у вас вопросы… Если были бы выборы, кого из них бы я снова выбрала… Не Власова… Не Сипягина… Молодого Виноградова. За Орлову бы не стала. У меня к ней недоверие. Команда у нее плохая, хамская и потерзали здесь Владимирскую [область]... И вообще мы для них клоповник…

— Владимир или Усть-Каменогорск? 

В Усть-Каменогорске я не была с 94 года. Но там прошло моё детство, хорошие годы… Усть-Каменогорск — мой дорогой город, любимый, отличный. Это город технической интеллигенции. Шикарный город. Жить на берегу Иртыша и у тебя из окон видны горы…

Я прожила полжизни там, полжизни здесь. Я бы выбрала и то, и другое. Мне дороги эти два города.

СССР или Россия? 

— СССР все ругают. Это была прекрасная страна, но там были свои недостатки. И то, и другое, в общем.

— А для журналистов, представляешь? В два раза больше территория, где мы только не побывали и не надо никакой заграницы, — добавляет Андрей Привезенцев. 

Что самое лучшее, что вы сделали в своей жизни? 

— Да вышла замуж за Привезенцева, — говорит муж Говердовской, и она с этим соглашается.

Что бы вы еще хотели успеть сделать? 

Хочу книжку написать. У меня много вариантов. Уже в девятом классе поставила задачу: буду писателем. Причем, я тогда сказала своим подружкам-девчонкам, что напишу женский роман. Почему женский роман?… Какой женский роман? Про любовь я сейчас писать, явно, не буду… Но хочу написать книжку. Хоть о чем-то. 

О чем вы больше всего жалеете в жизни? 

Да ни о чем, в принципе, не сожалею. Жизнь была очень интересной и насыщенной. И сейчас всё продолжается. Правда, несколько в другом русле. 

Татьяна Михайлова, Александр Холодов

Все фото предоставлены Светланой Говердовской-Привезенцевой

Дата публикации: 31.03.2021 Просмотров: 1556


Реклама
Другие новости
04.08.2021
Жители Владимирской области работают даже на больничном

Это выяснил опрос одного из наиболее популярных ресурсов по поиску работы

04.08.2021
Ивановские чиновники не нашли, кто мог бы загрязнять Нерль в Гавриловом-Посаде

По их данным, ни одна организация не сбрасывает фекалии в Ирмес, приток Нерли

04.08.2021
Горсовет Владимира по телефону отредактирует список наказов избирателей

Собираться на заседания комитетов депутаты по этому поводу не хотят

Присоединяйтесь